buividas333 (buividas333) wrote in moe_net,
buividas333
buividas333
moe_net

Categories:

Булгаков во Владикавказе

Оригинал взят у buividas333 в Булгаков во Владикавказе


Всякое бывало: во время пребывания в санитарном поезде на станции «Беслан» Булгаков с женой питались лишь арбузами. ЛитРес – маркет электронных книг №1 в России. Читайте ПЯТЬ моих книг на ЛитРес: http://www.litres.ru/viktor-buyvidas/pesa-dlya-shpionki/

Дело шло к уходу белых, и о снабжении своих частей никто из деникинских интендантов уже не заботился. С приходом во Владикавказ новой, красной власти положение усугубилось. Но здесь необходимо быть честным: основной удар по благосостоянию жителей Терской области нанесла все же Первая мировая война. Еще в 1918 году белоказаки конницы Шкуро, прорвавшись во Владикавказ, пытались захватить, прежде всего, именно городскую управу – бывший дворец барона Штейнгейля. Где, по данным их разведки, советские власти разместили в подвалах конфискованную у местных купцов мануфактуру и предметы быта. Красные, чтобы товары не достались белым, взорвали дворец – и белоказаки, не обращая внимания на полыхавший огонь, вытаскивали из подвалов отрезы материи, штуки шерсти и тушили их сапогами…
Одежда еще долгое время, вплоть до 30-х годов, была одним из самых дефицитных и ценных «товаров повседневного спроса» на Тереке. Что дало возможность Булгаковым продавать свои носильные вещи – и за счет этого жить. Обеспечивала их существование и золотая цепь, которую жена Михаила Афанасьевича, Татьяна Николаевна, носила к ювелиру. «Сначала, как белые ушли, я пришла в ужас: что с нами будет? – рассказывала она писателю Л. Паршину. – А потом в одной лавке стала на балык обменивать (речь идет о ставших никому не нужных деникинских деньгах-«ленточках»)… Еще у меня кое-какие драгоценности были… цепочка вот эта толстая золотая. Вот отрублю кусок и везу арбу дров, печень куплю, паштет сделаю…, иначе бы не прожили…»
Из дочери начальника губернской казенной палаты, привыкшей с детства к довольству и слугам, вскоре получилась неплохая хозяйка, научившаяся колоть дрова и готовить борщи с пирожками. Кстати, впоследствии, уже в Москве, к Булгаковым частенько заходили писатели Юрий Слезкин, Валентин Катаев и Илья Ильф, вовсю нахваливавшие стряпню супруги своего друга.
Во Владикавказе при белых Булгаковы в основном питались в столовых, а при красных им пришлось вертеться подобно белке в колесе. «Рассказывали, – вспоминала Татьяна Николаевна, – кто приезжал, что в Москве есть было нечего, а здесь при белых было все что угодно. Булгаков получал жалованье и все было хорошо, мы ничего не продавали. При красных, конечно, не так стало. И денег не платили совсем. Ни копейки! Вот спички дадут, растительное масло и огурцы соленые. Но на базаре и мясо, и мука, и дрова были. Одно время одним балыком питались»…
Голод на Тереке косил в основном несчастных беженцев, а тех, кто мог как-то «крутиться», как Булгаковы, время и обстоятельства пощадили. Вот двое служащих подотдела искусств (Слезкин и Булгаков) закусывают араку черным хлебом с помидорами. Во время написания пьесы в квартире Гензулаевых авторов кормят винегретом с постным маслом и чаем с сахарином. И во владикавказском театре не нарушают дореволюционных традиций: каждый автор поставленной пьесы должен был отметить ее премьеру банкетом. Что и делал исправно автор пьес «Самооборона», «Братья Турбины», «Парижские коммунары» и «Сыновья муллы». А ведь на театральных банкетах вряд ли можно было обойтись одним винегретом!
И все же можно ли, хотя бы краешком глаза, заглянуть в гастрономическое прошлое Владикавказа и представить себе действительное положение вещей? Можно. И сделать нам это поможет роман Юрия Слезкина «Столовая гора». Будущие и нынешние историки Владикавказа должны просто поставить Юрию Слезкину памятник – как единственному писателю, который оставил нам ценные свидетельства-картинки повседневного быта жителей города на Тереке в 1920–1921 годах.
Оставим в стороне восторженные стереотипы о Российской империи как о стране, где все поголовно с аппетитом хрустели французскими булками под вальсы Шуберта. Только в ХIХ веке, по официальным источникам, из-за неурожаев по России прокатилось 40 голодовок, а с 1901 г. по 1912 г. некоторые ее города и губернии голодали семь раз. Если не верите официальным советским источникам, взятым из дореволюционных статистических таблиц, почитайте А. П. Чехова, Л. Н. Толстого, К. Л. Хетагурова (который, кстати, вместе с такими же, как и он сам, неравнодушными людьми задумал создать «Общество вспомоществования переселенцам, следующим из центральных губерний России на Кавказ и обратно»). Но Северный Кавказ – трудно сказать, почему – часто избегал голодных, неурожайных лет, и на его базарах бойкая торговля не прекращалась даже в тяжелейшее время гражданской войны. Это и подтверждают страницы романа Слезкина, который вряд ли позволил бы себе что-то приукрашивать. Читатели просто не поняли бы автора этого произведения, изданного с большими придирками советской цензуры в 1925 году!
Ну, зачем Слезкину было выдумывать монолог актрисы владикавказского советского театра: «… Я встаю в шесть утра, убираю комнату, приношу с Терека воду (значит проживала вдали от центра, где воду брали из колонок. – Прим. авт.), потом бегу на базар, с базара домой, ставлю чайник, кормлю детей, колю дрова и бегу в театр. Разве можно поспеть вовремя?!...» Не стоило выдумывать и перечень блюд, предлагавшихся героям-актерам в столовой некой Дарьи Ивановны. Скромное, но сытное меню: мацони, фунт чурека, котлеты…. А помощница Дарьи Ивановны, влюбившись во владельца фруктового сада Керима, приносит ему по пятницам на обед его любимое блюдо – тушеную баранину с айвой. От такого кулинарного изыска навряд ли отказался бы даже кто-нибудь из нынешних завсегдатаев ресторанов!
«Букеты» свежей, остро пахнущей зелени, тархун, черемша, редиска – все это Дарьей Ивановной на стол тоже подавалось. Но актеры нет-нет, да и вспомнят прошлое: сочный кровавый бифштекс с кабулем (что это такое, сейчас неизвестно), телячью голову с каперсами, расстегайчики, жирную солянку, рюмку водки под балычок и свежую икорку, вареники с густой, как мед, сметаной… Не извольте беспокоиться: зато в столовой Дарьи Ивановны вам предложат порцию котлет на подсолнечном масле. Для начала лета 1920 года – тоже неплохо, и, очевидно, нет особой трагедии, если вы после такого столовского обеда поужинаете дома отварной картошкой и чаем с сахарином.
А вот крупный чиновник, председатель Совнархоза, присылает своим будущим родственникам на свадьбу два пуда белой муки. Следователь особого отдела держит в столе шпроты, сараджевский коньяк и вино. Простой люд обходится борщом, пшенной кашей, огурцами. Кто пьет кофе с сахарином, а кто и с сахаром. Не забыл Слезкин и описание владикавказского базара – «этого главного нерва города».
«Разноязычный говор вместе с пылью, терпким запахом баранины, черемши и брынзы колышется над низкими рядами, камышовыми навесами кэбавин и духанов, арбами и корзинами… Освежеванные туши баранов, пирамиды клубники, черешни, янтарной айвы…» И командировочные, и просто заглянувшие сюда пьют чай, «едят с волчьей хваткой чуреки, сметану, масло, творог, яйца, черемшу, огурцы, помидоры…» Продукты есть – были бы деньги, вещи, золото. Поразительно, но во Владикавказе после Первой мировой войны и Гражданской – НЕТ ГОЛОДА! Вот даже актеры с небольшими зарплатами – «в теме», что в одном из духанов города владелец-перс подает посетителям замечательный шашлык с аракой, а на проводах своего товарища, добившегося отъезда в Ростов-на-Дону, угощаются той же аракой, закусывая ее помидорами, брынзой, колбасой…
Уже знакомый нам собеседник Татьяны Николаевны Л. Паршин сделал вывод, что в Осетии «жизнь Булгаковых складывалась трудно, но не настолько…. Ни голодным, ни оборванным М. А. Булгаков во Владикавказе не был…!» Хотя нэповское изобилие на Тереке еще не наступило.
Поэтому, когда исследователь М. О. Чудакова пишет о советском быте «с селедочным супом и мороженой картошкой в столовках», подчеркивая, что «через все эти элементы донэповского быта Булгаков методичнейшим образом прошел – начиная с Владикавказа 1920 года вплоть до первого московского года…», то полезно помнить: подобное к проживанию Татьяны Николаевны и Михаила Афанасьевича в городе на Тереке имело весьма и весьма отдаленное отношение…
Авторы статьи: Г. КУСОВ, доктор исторических наук, З. ДУДАЕВА, доцент СОГУ.
http://sevosetia.ru/news_full/Obshestvo/Golod-kak-zerkalo-vladikavkazskogo-prebyvaniya/
Tags: НЕ боги горшки обжигают
Subscribe
promo moe_net february 23, 2013 16:38 19
Buy for 50 tokens
НЕ сомневайся - все средства от размещения постов в промо-блоке сообщества НЕ равнодушных совсем НЕ испортятся и НЕ пропадут. Мы их НЕТ-НЕТ ДА И потратим ! НЕ обязательно на рекламу сообщества. НЕ исключено, что хватит оплатить платный аккаунт. НЕ скупись творить добро ! НЕ проходи мимо ! НЕ…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment