buividas333 (buividas333) wrote in moe_net,
buividas333
buividas333
moe_net

Писателю и драматургу Сергею Бойко посвящается

Оригинал взят у buividas333 в Писателю и драматургу Сергею Бойко посвящается


Сегодня моему другу Сергею Бойко исполняется некоторое количество лет. Солидный уже демиург. У него День рожденья. Подарок вручу позже при встрече. Здесь я ставлю начало его новой повести и, естественно, фото маститого драматурга и писателя. Желаю тебе и дальше удивлять мир своими необыкновеллами! Так Сергей называет свои великие творения. В общем, поехали…


Алёна искала, где ей перейти на другой берег. Ей зачем-то надо было. Она шла босиком вдоль реки по вязкой сырой тропке среди высоких заливных трав; подол платья намок и неприятно лип к коленям. За излучиной реки она увидела железнодорожный мост и заторопилась – но как только прибавила шагу, в тот же миг кто-то позвал ее старинным папиным прозвищем:
- Вера!
Алёна остановилась и стала озираться, потому что вокруг никого не было. Она уже собралась было идти дальше, как снова услышала громкое:
- Вера!
На этот раз даже эхо гукнуло над водой. И тут она увидела какого-то человека на другом берегу, на обрывистом. Он махал ей рукой, привлекая внимание, а когда увидел, что привлек, махать перестал.


Хоть он был и далеко, да и солнце – солнце буквально слепило Алёну! - но она все равно отчетливо разглядела мельчайшие детали его одежды. Увидела дырочку от упавшего сигаретного огонька на синем вороте распахнутого полосатого халата, - она даже помнила, как и когда эта дырочка приключилась. Облупившуюся краску герба СССР на застиранной и полинявшей футболке она самолично не раз колупала ногтем. Теребила серую бахрому матерчатого ремня и прорех на потертых джинсах «Lee», распуская фирменные нити; мама несколько раз пыталась выкинуть или уничтожить «эти позорные» папины «штаны», но они с папой всякий раз храбро их отстаивали. А эти кондовые кроссовки с обрезанными задниками? - когда они с папой их резали, превращая в домашние тапочки, мама рыдала горючими слезами, потому что новые и потому что зря потратилась на них папе в подарок.
В таком виде всегда ходил по дому папа, если никуда не собирался.
В таком виде предстал перед Алёной мужчина на той стороне реки, над обрывом.
А вот лица мужчины, как ни старалась, но рассмотреть Алёна не могла! Это лицо все время изящно ускользало от ее внимания, будто заслонялось рябью по воде от легкого дуновения.
- Папа? – произнесла Алёна неуверенно; лица папы Алёна совершенно не помнила – аж до слёз!
Мужчина приветливо улыбнулся, лицо его при этом распахнулось навстречу и приняло обычное папино выражение – озорное и лукавое, зовущее к шалостям: «айда пыль выколачивать!» Но слова, за тем прозвучавшие, совершенно не соответствовали выражению этого лица.
Сохраняя привет и улыбку, мужчина произнес:
- Никогда не узнавай во сне своих знакомых, Вера! Тем более, не называй их по именам! И самое главное – ни с кем не разговаривай во сне! Враждебные сущности умеют ловко подделываться под образы близких людей.
- Кто вы? – спросила Алёна; человек на холме начинал вызывать у нее чувство тревоги.
Мужчина не ответил. С тем же приветливым выражением лица он продолжал папиным голосом:
- Когда ты во сне узнаёшь знакомого и заговариваешь с ним, то без сопротивления отдаешь себя на произвол чужой воле. Сейчас эта воля завладела тобой и делает все, что ей заблагорассудится…

1. ГРЕХОПАДЕНИЕ
В тридцать пять лет Алёна, любящая и любимая жена и мать троих детей, принимается писать стихи. Она записывает их в небольшой детский альбом для рисования, который позаимствовала у младшей дочки Оленьки, и никому не показывает. Написание стихов не приносит Алёне радости. С ней начинает происходить внутренняя метаморфоза. Она хотела бы жить как прежде, не писать никаких стихов, любить мужа и детей и ни о чем таком не думать, - но уже не может. Она какое-то время сопротивляется, отстаивая свой привычный мир, казавшийся всегда таким надежным, таким устойчивым, таким неизменным – как движение Земли вокруг Солнца! - но силы, владеющие Алёной, оказываются проворнее и одолевают ее сопротивление. Алёне становится одиноко и страшно. Так, наверное, мучилась бы и сопротивлялась гусеница – перед тем как превратиться в бабочку – обладай она человеческим сознанием.

Алёна Камалова (по мужу – Удачина) – хотя папа всю жизнь почему-то звал ее Вера; Алёна не спрашивала почему, а папа так и не успел объяснить, - Алёна любила живопись, музыку и стихи. Правда, картины, похожие на фотографии, называла «гладкими» и не ставила ни во что. Стихи приводили Алёну в трепет; она видела в организованных словах акт человеческого творчества - и восхищалась им; сочинять самой никогда не приходило ей в голову. Классическая музыка буквально потрясала Алёну и «выколачивала из нее пыль». Так говорил ей папа, пока был жив: «Ну что, Вера, айда пыль выколотим!» - и вез Алёну на электричке в Москву - в консерваторию, концертный зал или филармонию. Еще они с папой ходили в Третьяковскую галерею и Пушкинский музей.
Мама ругалась с папой за его «Веру» и никогда с ними в Москву не ездила. Она не разделяла этих папиных увлечений, считала баловством и пустой тратой времени. А потом папа умер, утонченное образование Алёны оборвалось, и никто больше не называл ее «Вера». Алёне тогда было двенадцать лет.
И всё-таки ее образование продолжилось, - хотя, на мамин взгляд, тоже впустую, - после школы Алёна закончила педагогический институт, но нигде не устроилась. Хотя нет, она немного поработала гидом, ездила с туристами по Золотому кольцу, там и познакомилась со своим Удачиным, будущим мужем, он был водителем на их экскурсионном автобусе. А потом туристическая фирма обанкротилась, и настала эра выживания: муж, семья, дети, пеленки-распашонки, борщи-котлеты-компоты. Мама Алёны нет-нет, да и напоминала ей, что всегда не приветствовала обучение дочки в этом - прости Господи! - институте, а хотела, чтобы дочь получила настоящую трудовую профессию, например, парикмахера или зубного техника - доходные и востребованные при любых эпохах, и ругала отца, - Царство ему Небесное! – за то, что он дочку с панталыку сбивал всякими своими культурными забавами.
- Вместо того чтобы учить уму-разуму! – добавляла мама.
Алёна в таких случаях традиционно-мудро молчала, и тогда мама заканчивала свой исторический экскурс традиционно-горькой точкой:
- И сказать-то матери нечего!
Даже с появлением мужа, а потом и первого ребенка, мама Алёны не успокоилась и не постарела, жалеть себя или сочувствовать никому не позволяла и жила теперь в соседнем доме в отдельной однокомнатной квартире, которую получила после сложного обмена. У Алёны с мужем была трехкомнатная. Свекровь, мама Ивана тоже жила неподалеку, очень удобно – и в гости сходить, и глаза не мозолить.
Алёну с детства называли «прекрасной» - за внешность - Алёна Прекрасная. Здорово! А потом к «прекрасной» добавилась «премудрая» – за молчаливое терпение и остроумные ответы на не очень умные вопросы.

Иван Удачин еще до свадьбы, во время ухаживания за Алёной, сочинял и дарил ей неплохие стихи - наверное, тем и пленил «на первоначальном этапе» свою будущую супругу. А потом уже больше никогда ничего не сочинял. Однажды, после особенно активной близости, лежа разгоряченной головой на плече Ивана, Алёна тихо спросила мужа, почему он стихов ей больше не пишет, на что Иван в ответ заговорил про павлинов, которые кричат и распускают хвосты в брачный период, - и Алёна больше его про стихи никогда не спрашивала.
Алёна и без стихов любила своего Ивана – и с каждым годом все сильнее. Иван и Алёна за пятнадцать лет супружества не растеряли эмоциональную энергию и любили друг друга так же, как в первый день – страстно, нежно и самозабвенно. Они не скрывали своих чувств; их отношениям завидовали, злые языки злословили. Записные сердцееды пытались несколько раз соблазнить Алёну «Прекрасную» – на спор или ради спортивного интереса, - но всякий раз спотыкались о насмешливые и острые замечания Алёны «Премудрой» или натыкались на увесистый кулак Ивана, и со временем оставили свои попытки и пополнили ряды злопыхателей. Туда же отправились и легкомысленные особы, пытавшиеся «охмурить» Ивана Удачина. И только друзья относились к их чувствам с уважением, а Сашка Есипов, крёстный всех их детей, - так тот при случае, цепляясь к недоброжелателям Ивана и Алёны, громогласно заявлял поставленным дикторским голосом: «Господа импотенты, пошляки и сплетницы, не надо завидовать чужому счастью!»
А тут, как назло, вечером на Крещенье Иван уговорил Алёну принять вместе ванну, - их дети в тот день гостили у одной из бабушек, - включил воду на полный напор да и завалился с женой в постель на минутку, пока вода набирается…
Очнулись они только тогда, когда в дверь забарабанили. Иван джинсы натянул, кран в ванне перекрыл и пошлепал по воде открывать, – а там соседка с мужем, Березины с четвертого этажа. Соседка – ор на весь двор:
- Удачин, сволочь, ты что, с ума сошел, мы только что ремонт сделали!
Алёна халатик накинула и принялась тряпкой воду собирать, а соседка орет благим матом – не унимается.
Дверь распахнута, весь подъезд слушает.
Молчаливый и мрачный как утёс Березин, супруг соседки, терпел-терпел - да как навесит жене подзатыльник! Хороший мужик оказался, с юмором, обозвал Удачина «Иоанном-крестителем», поблагодарил за «крещение» и увел жену восвояси.
Так муж Алёны стал Иваном-крестителем.
После уборки воды Иван настоял, чтобы они, наперекор всему, все-таки приняли свою ванну. Половина этой ванны снова оказалась на полу, при этом Алёна смеялась и испуганно говорила мужу, что они, наверное, совершают страшный грех, занимаясь этим в церковный праздник. Иван в ответ тоже смеялся:
- Именно! Грехопадение! - и плюхался с женой в воду, - За это нас из Рая и выгнали!
Слегка задыхаясь, Алёна с отчаянием и страстью шептала:
- Он же нас… накажет… покарает…
- Пусть только попробует! – рычал Иван.
За этим дело не встало: в тот же год Алёна едва не умирает при родах своего третьего ребенка, три года спустя этот ребенок переносит тяжелейшую болезнь, а еще через три года автобус Ивана попадает в страшную автокатастрофу…

Ежедневно, с утра до вечера, день за днем, год за годом мы сталкиваемся с многочисленными проявлениями сверхъестественных сил - от незначительных подсказок нашей собственной интуиции до настоящих знаков и даже знамений. Они призваны помогать нам на жизненном пути, но в большинстве случаев мы благополучно пропускаем эти подсказки мимо ушей, глаз и собственного сознания - или, наоборот, сознательно игнорируем их, а если и обращаем, наконец, свое внимание, то не понимаем истинного значения и смысла адресованного нам послания. Тогда мы задумываемся в нерешительности, как витязь на распутье с одноименной картины Васнецова, не зная, двинуть ли нам направо, свернуть ли налево или продолжить путь в уже избранном направлении. Череп задумчивого человека под ногами нашего коня ускоряет мыслительный процесс, - поэтому мы задумываемся ненадолго, если хотим жить. Именно этот момент и ухватил в своей картине художник Васнецов.
Ну, хорошо, а если не хотим?
Жизнь отдельно взятого человека, да и всего человечества в целом, если отринуть религиозные догмы, по большому счёту, не имеет никакой видимой цели и смысла. Но органическая жизнь, как своеобразная форма существования материи, в целях самосохранения заставляет своих «адептов» вести себя согласно всеобщему кодексу. Для человеческого сообщества, как части органического мира, краеугольным камнем этого кодекса является страх смерти, - выбей этот камень, и вся конструкция незамедлительно рухнет. Поэтому самоубийство признано всеми религиями мира тягчайшим грехом, а смерть во имя чего-то высокого, наоборот, подвигом. Но острый ум человека быстро разгадал эту уловку, и догадался, что не жить гораздо удобнее, чем жить. Чтобы отвлечь таких умников от самоубийственной правды, и чтобы они не сбивали с панталыку остальных, им в награду были даны таланты и искусства – дабы занять их деятельный и пытливый ум удовлетворением своих творческих потребностей.
Как говорил бессмертный Порфирий Лавров Неунывающий, «искусство спасает человека, острый взгляд которого проник в очаровательное дело самоуничтожения; искусство спасает человека, а через искусство его для себя спасает - жизнь!»
Так что, не всё тут просто, в смысле искусства как забавы. Выходит, напрасно Алёнина мама ругала своего мужа за то, что он дочку к искусствам приобщал.
Рекомендую посмотреть роман Сергея: http://napisanoperom.ru/mLADGvJU9tYohvp
Tags: НЕ боги горшки обжигают
Subscribe

promo moe_net february 23, 2013 16:38 19
Buy for 50 tokens
НЕ сомневайся - все средства от размещения постов в промо-блоке сообщества НЕ равнодушных совсем НЕ испортятся и НЕ пропадут. Мы их НЕТ-НЕТ ДА И потратим ! НЕ обязательно на рекламу сообщества. НЕ исключено, что хватит оплатить платный аккаунт. НЕ скупись творить добро ! НЕ проходи мимо ! НЕ…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments