buividas333 (buividas333) wrote in moe_net,
buividas333
buividas333
moe_net

Четвертый срок

Оригинал взят у buividas333 в Четвертый срок
Бывший советник президента США Збигнев Бжезинский дал интервью Spiegel. В числе опасных качества российского лидера политолог назвал заинтересованность в богатстве. «Путин имеет побочный интерес в том, чтобы обогатиться», — указал Бжезинский. Политолог отметил, что стремление к накоплению богатства «стабилизирует» и «охлаждает страсти» российского президента. «Но что действительно опасно, так это то, что он [Путин] — игрок», — подчеркнул Бжезинский. Экс-советник американского президента констатировал, что между США и Россией начался новый виток холодной войны. «Перспектива, что она станет горячей, к счастью, менее вероятна», — предположил он. Бжезинский усомнился в том, что этот период напряженности будет таким же продолжительным, как противостояние между США и СССР.
Политолог предположил, «что, если Украина не рухнет», внутреннее давление в России заставит того, кто находится у власти, искать альтернативу. «Надеюсь, Путин достаточно умен, чтобы знать, что изучить альтернативы нужно заранее, пока не стало слишком поздно», — отметил он.
Рассуждая об интеллекте российского президента, Бжезинский отметил, что Путин обладает «инстинктивной хитростью» и опытом. При этом он рассказал о своем удивлении тому, что Путин «почти сознательно настроил против себя более 40 миллионов человек в стране по соседству, которая до недавнего времени не выказывала враждебности по отношению к России». http://top.rbc.ru/politics/05/07/2015/5598d2269a794799ef305549
300(545)

Мне более импонирует характеристика политолога Макаркина. Кто более близок к истине? Здесь я даю интервью вице-президента Центра политических технологий Алексея Макаркина. Алексей Владимирович заслуженно пользуется репутацией неангажированного и объективного политолога.
— Одни эксперты считают, что Запад сделает все, чтобы избавиться от Путина, вплоть до организации «Майдана». Другие полагают, что Путин на самом деле устраивает Запад: в экономике он либерал, при Путине российское общество и элиты максимально усвоили западный потребительский образ жизни, а Россия выглядит отнюдь не таким уж сильным экономическим конкурентом Запада. Кто более прав в оценках?
— На Западе есть и те, кто с самого начала считал, что Путин опасная фигура, и те, кто были готов работать с ним. Единого, консолидированного мнения не было, оно начало складываться только после крымской истории. Его приход к власти на Западе восприняли очень осторожно, но потом начали выстраивать нормальные отношения: Ширак, Шредер, Берлускони, 11 сентября Путин первым протянул руку Америке. Разочарование началось с войной в Ираке, когда США снова стали действовать в обход «Большой восьмерки» и Совбеза ООН. Тем не менее в 2008 году Путин не идет на третий срок, а называет преемником человека, который для Запада является пределом мечтаний. На саммите НАТО в Бухаресте в 2008-м Путин проводит «красную черту», это требование о невступлении в альянс Грузии и Украины, но когда проводилась медведевская перезагрузка отношений с Америкой, Путин ей не препятствовал, хоть и относился крайне скептически.
Поворот происходит только в 2011 году, к этому времени уходят Ширак и Шредер, в Ливии убивают Каддафи, а Обама дает понять, что снова хочет видеть президентом Медведева, кого-то типа Горбачева, кто начнет новую перестройку. Думаю, именно в этот период Путин принимает решение вернуться. Усиление антизападной риторики, в ответ на подозрения в организации Западом киевского «Майдана» (а теперь еще и армянского; их президенту Сержу Саргсяну даже пришлось специально объяснять, что это не заговор), а также «Болотной», в ответ на неприятие Западом присоединения Крыма, все это события лишь последних трех лет.
— В таком случае можно ли назвать чистосердечной, непритворной эту самую антизападную риторику? Не является ли она просто-напросто технологией мобилизации населения и элит?
— Одно не исключает другого. Я хочу сказать, что представление о том, что Запад не держит слова, Запад занимается заговором против России, оно во властных элитах чрезвычайно распространено. Вспомните интервью Патрушева «Российской газете», где он искренне говорит об угрозах, исходящих от Запада. Элита – плоть от плоти своего общества, а общество, повторяю, любит все объяснять заговорами.
Думаю, в большей степени ощущение отчужденности, «осажденной крепости», которое есть у наших элит, связано с тем, что мы пока не можем предложить привлекательную альтернативу Западу – тут же с криками выскакивает Милонов. Россия теряет симпатии даже в СНГ, где модернистски настроенная молодежь ориентирована на Запад, и здесь мы оказались наследниками не только брежневского СССР (по аналогии с отношениями внутри Варшавского договора), но и царской России, где тоже было плохо с официальными идеями. Нам всегда казалось, что, раз мы воевали за Сербию и Болгарию, спасли их от Османского ига, они нам всем и навсегда обязаны, соответственно, должны разделять наши «традиционные ценности» - «православие, самодержавие, народность», хотя значительная часть болгарских и сербских модернистских групп ехали учиться в Париж, Берлин и Вену.
Из создавшегося положения есть два выхода. Первый – «учитывать глобальные веяния», адаптироваться к современной международной обстановке. Но для наших элит все это напоминает горбачевскую перестройку, которая, казалось бы, так невинно начиналась для почти 20-миллионной КПСС. Для наших элит, хорошо помнящих перестройку и ее последствия, адаптироваться – скорее, значит «плыть по течению». Второй вариант – закрыться от «коварного Запада, плетущего интриги», оперевшись на условный Уралвагонзавод. Это, кстати, андроповский подход – «решительно противостоять чуждым нам ценностям».
Что касается Запада, то там, я думаю, достаточно негативно отнеслись к возвращению Путина в Кремль. А после присоединения Крыма он для Запада вообще фигура неприемлемая. С ним готовы разговаривать по каким-то отдельным вопросам, касающимся Украины, Ближнего Востока, Ирана, но уже не доверяют, считая российского президента человеком опасным, непредсказуемым, человеком из первой половины ХХ века. Но поделать с этим ничего не могут.
— А как же экономические санкции?
— В моем представлении санкции, что называется, принимались на коленке, опять же не было заранее составленного плана втянуть Россию в Украину, а потом раздавить ее санкциями. Для Запада присоединение Крыма стало неожиданностью, они до самого конца исходили из того, что Россия заинтересована в стабильности Украины как ближайшего соседа, ведь это вроде бы прописная истина. Потом было ощущение: а, мы догадались, Россия занимает Крым и вступает с нами в переговоры, занятие Крыма - это часть переговоров. Но, когда встает вопрос о присоединении, они просто не понимают, как такое возможно. И все равно санкции принимались очень тяжело; санкции, введенные после присоединения Крыма, были умеренными, касались конкретных персоналий и не носили секторального характера, основные санкции были приняты, как известно, когда был сбит малазийский Boeing. И не для того, чтобы свергнуть Путина, а чтобы обозначить свою «красную черту» на востоке Украины. Ну какое свержение, если за Путина уже 90% населения? А главное – дальше-то что? Хаос в стране с ядерным оружием – вещь, очень неприятная для всего мира: мало ли кто захочет его продать или купить. Конечно, Запад хотел бы видеть другого российского лидера, но вынужден терпеть.
— Алексей Владимирович, вопрос об элитах. Как они относятся к Путину? Лояльны, преданы ему, потому что у них больше нет лидера? Побаиваются его? Или недовольны: экономические элиты – испытаниями из-за «развода» с Западом, силовые – из-за покровительства Рамзану Кадырову?
— Элиты разные. Есть те, кто живет на два дома и, естественно, недоволен, ведь на Западе их тоже начинают воспринимать подозрительно: «русские идут!» Но у этой части элиты проблемы с легитимностью, любой ее представитель будет объявлен «иностранным агентом» (тем более что контактов с иностранцами у них действительно много) и в одночасье, под аплодисменты общества окажется за пределами элиты. Если же вы поинтересуетесь политическими предпочтениями властной элиты - Путин или Ходорковский с Навальным и Касьяновым, - каждый, не задумываясь, сделает однозначный выбор в пользу действующего президента. Они зависимы от него, связаны с ним огромным количеством отношений, он их защитник, их арбитр, у них тоже нет собственной легитимности, они тоже опасаются смуты и хаоса. Если он исчезает, возникает война всех против всех, а это - возможный крах режима, в этом не заинтересован никто.
— То есть «лучше плохой мир, чем хорошая война»?
— Конечно. Тем более что мир не такой уж «плохой». Под конвоем никто не ходит, у каждого своя сфера влияния, внутри этих сфер они чувствуют себя уверенно, президент гарантирует им статус-кво, который меняется крайне редко, и такая стабильность их устраивает. Соперничество структур было всегда, при Брежневе друг другу противостояли КГБ и МВД, что закончилось тем самым «делом Щелокова» при Андропове. Но это не основание для организации заговора. Посмотрите, допустим, как ведут себя депутаты Госдумы, перенося выборы с декабря на сентябрь. Это невыгодно ЛДПР и «Справедливой России», их электорат – это не бюджетники, которые будут голосовать за власть, и не коммунисты, у которых достаточно высокий уровень самодисциплины. Тем не менее ЛДПР и «Справедливая Россия» голосуют за перенос, потому что таковы правила, других нет, а эти дают хотя бы шанс пройти в думу, зацепиться. Будут другие правила – и тогда не факт, что они останутся в думе, не будут сметены волной и не исчезнут.
— А как настроено общество в целом? Не сдаст своего президента, если будут экономические трудности, как когда-то сдало Горбачева и Ельцина? Восемьдесят девять путинских процентов – как к ним относиться?
— Это не махинации социологов, это реальность. Но она сложнее, чем может показаться на первый взгляд. Большинство неоднородно. Одна часть, наверное, 11-12%, максимум до 15%, это те, кто всегда «готов идти до конца», кто готов на реальные жертвы, готов воевать, если придется. Убежденные имперцы и антизападники, в кругу которых, кстати, раздается шуршание о том, что президент не проявляет должной решительности, не может взять Киев и Львов, но такое шуршание для власти не опасно, потому что общество масштабной войны боится и не поддержит. Но в массе своей они убежденные государственники и не пойдут против «царя», тем более что «царь» только что присоединил Крым. Это было бы для них тяжелым испытанием. В 1980-е они точно так же болезненно разочаровывались в Горбачеве, где-то до 1988 года веря, что он вот-вот разорвет договоры с американцами и примется воссоздавать великую империю.
Еще где-то 35% - это конформисты, те, кто всегда присоединяется к большинству, чтобы не очутиться в меньшинстве, что для них дискомфортно. Это группа с мнением, изменяющимся в зависимости от конъюнктуры, они выбирают ситуационно, и их позицией можно управлять. Кто же сегодня в большинстве?
Большинство, процентов 40, это те, кто ориентированы на власть, то есть в основном бюджетники. Они не хотят ни возврата в СССР, ни революций под какими бы то ни было флагами, им нужна стабильность. Они не поддерживают «раскачивающих лодку», особенно после событий в Киеве. Они считают трудности временными, тем более что санкции их непосредственно не задевают, они готовы потерпеть, но не сильно долго, года полтора-два. В какой-то момент, после финансового кризиса 2008-2009 годов, они было задумались о возможности смены лидера. Не как о настоятельной необходимости, а в режиме ленивого интереса: ну, давайте посмотрим, кого нам предложат. Однако после присоединения Крыма симпатии, уважение к президенту вспыхнули вновь и перекрыли недовольство коррупцией. И еще один момент. В образе Путина всегда был мощный элемент сопутствующей ему удачи, везения. В 2008 году он стал ослабевать, но теперь снова усилился: Крым вернули абсолютно мирно – разве это не удача?
Так что парламентские выборы пройдут для власти без особых проблем. Вот если кризис примет острые формы или затянется надолго, тогда появятся серьезные вопросы: если пойти на уступки в отношениях с Западом, тогда ради чего терпели? а если не сдаваться – выдержим ли мы напряжение?
— Вопросы возникнут ближе к президентским выборам?
— Возможно. Но с высокой долей вероятности, что большинство останется на стороне власти. Путин, безусловно, настроен на четвертый президентский срок, будет баллотироваться, и у него хорошие шансы на переизбрание.
С моей точки зрения, сложности у власти возникнут не до президентских выборов, а после них. Разочарование будет носить не обвальный, а постепенный характер. До выборов власть постарается не обижать «своих» - поэтому, например, постоянно подвисает вопрос о повышении пенсионного возраста. Тем временем экономические проблемы лишь усугубляются. Повторяется ситуация конца 1970-х - начала 1980-х годов, когда власть никак не могла решиться на повышение цен на хлеб. Потом генеральные секретари стали меняться с калейдоскопической скоростью, и никто из них не хотел брать на себя это непопулярное решение, так ушло еще несколько лет. А потом на плавные меры просто времени не осталось.
В общем, следующий президентский срок Путина может оказаться очень непростым: придется принимать непопулярные решения в пенсионной сфере, в образовании, здравоохранении. Сегодня ответственность за все наши проблемы можно переложить на Обаму, но долго на идее «осажденной крепости» и всеобщей мобилизации не проедешь. http://znak.com/moscow/articles/02-07-19-03/104134.html
Вместо бодрящего стакана Dewars предлагаю: посмотрите мое 4-минутное смешное кино. Вдруг произошел коллапс, инспирированный чертом в образе кота. Фильм-комикс: http://www.youtube.com/watch?v=SACxY0f_ECw
Tags: Без дела жить - только небо коптить
Subscribe
promo moe_net february 23, 2013 16:38 19
Buy for 50 tokens
НЕ сомневайся - все средства от размещения постов в промо-блоке сообщества НЕ равнодушных совсем НЕ испортятся и НЕ пропадут. Мы их НЕТ-НЕТ ДА И потратим ! НЕ обязательно на рекламу сообщества. НЕ исключено, что хватит оплатить платный аккаунт. НЕ скупись творить добро ! НЕ проходи мимо ! НЕ…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments